Главный по дефициту. За что приговорили к смерти директора "Елисеевского"? ⋆ Шрджапат
СССР

Главный по дефициту. За что приговорили к смерти директора «Елисеевского»?

life.ru

Как «главный по добыванию деликатесов» в столице попался на непомерных взятках и стал жертвой политических игр в Советском Союзе.

В 1983 году в зале Бауманского районного суда вынесли, пожалуй, самый резонансный приговор. За взятки директора гастронома «Елисеевский» Юрия Соколова приговорили к высшей мере наказания — расстрелу. Взяточничество было официальной версией. Стал жертвой борьбы за власть — неофициальной. Так что же произошло в том самом «Елисеевском» и почему «рулевой» московской торговли закончил свои дни возле стены.

Фото: © РИА Новости/Михаил Дмитриев

 

«Елисеевский» рай
Юрий Соколов родился в 1923 году в Ярославле. О его биографии до Великой Отечественной войны мало что известно. В 1941 году, когда немцы вторглись на территорию СССР, ему было всего 18 лет. На фронт он ушёл в первые дни. Дослужился до звания младшего лейтенанта, был командиром взвода батареи 120-мм миномётов 1193-го стрелкового полка 360-й стрелковой дивизии.

В марте 1945 года его наградили орденом Красной Звезды за то, что в бою за город Кирки уничтожил 30 фашистов, а также за то, что в бою за город Руземулуши, командуя батареей 45-мм пушек, уничтожил два станковых пулемёта, пушку и 60 фашистов. Получил также награду «За победу над Германией» в октябре 1945-го.

В послевоенное время остался жить в Москве, устроился таксистом, после сменил профессию на продавца. За порядка 10 лет работы в торговле дослужился от «человека за прилавком» до директора «Гастронома № 1», который многие по-прежнему звали «Елисеевским». Почему «Елисеевский»: так «Гастроном № 1» звался во времена Российской империи, от имени основателя — купца Григория Елисеева.

За следующие 10 лет Соколов сделал из магазина настоящий продовольственный рай. Не для всех, конечно.

В 70-80-х годах в СССР царил страшный дефицит. Нет, достать продукты первой необходимости проблем не было. Да и пирамиды из банок с рыбными консервами украшали прилавок любого магазина. А вот чтобы найти деликатесы, необходимо было проявить смекалку. При этом к деликатесам относились не только, скажем, экзотические фрукты, но и колбаса. Добытую стоянием в очередях и хитростями «копчёную», например, могли хранить неделями, чтобы подать к праздничному столу. С икрой тоже была подобная история.

Соколов же договаривался с поставщиками продуктов, сунув пухлый конверт с деньгами, чтобы большую часть добываемого дефицита привозили к нему. Что-то он выкидывал на прилавки, остальное же списывал как просрочку.
На самом деле продукты хранились на складе в импортном холодильном оборудовании, которое Соколов купил на свои деньги. В подвальчике, куда попадали с чёрного хода, были и икра, и балык, и свежайшие фрукты, и ароматнейший кофе.

Юрий Константинович получил прозвище Юка (сокращение от имени-отчества). Работники его любили. Сдавать начальника правоохранителям никто не собирался: а зачем? Дефицитные продукты перепадали и им. Премию они регулярно получали, пусть и в конверте. Как правило, деньги вручали ко дню рождения.

Да и властных покровителей у Юки было немало. Это и начальник Главка торговли Мосгорисполкома и депутат Верховного Совета СССР Николай Трегубов, и председатель Мосгорисполкома Владимир Промыслов, и второй секретарь Московского горкома КПСС Раиса Дементьева, и министр МВД СССР Николай Щёлоков. Кроме того, у него регулярно отоваривались первый секретарь Московского горкома партии и член Политбюро ЦК КПСС Виктор Гришин и дочка генсека Галина Брежнева.

 

Уход покровителей
После смерти Леонида Брежнева, 12 ноября 1982 года, на внеочередном пленуме ЦК КПСС избрали генсеком Юрия Андропова. Ранее председатель КГБ, а нынешний генсек стал по-своему наводить порядок. Начал он с войны с коррупцией, спекуляцией и нетрудовыми доходами. Одним из первых, кто попал под эту машину, стал Соколов.
Секретом, что в «Гастрономе № 1» отоваривается едва ли не вся партийная верхушка, не было. И, если доказать факт взяточничества, неугодных вполне не сложно далеко отстранить от власти. Такими целями, как предполагается, руководствовался Андропов в данном деле.

В частности, он планировал «подвинуть» главу МВД Николая Щёлокова, а также первого секретаря Московского горкома КПСС Виктора Гришина. Отметим, что Щёлоков покончил с собой в декабре 1984 года, будучи лишённым всех званий и исключённым из партии. Дело было связано не только со взятками в «Гастрономе № 1», но и рядом других коррупционных дел.

Хозяин Москвы же ушёл в отставку после того, как в марте 1985 года от него этого потребовал тогда только вступивший в должность Генерального секретаря ЦК КПСС Михаил Горбачев.

Фото: © РИА Новости/Анатолий Гаранин

 

Спецоперация
Работать в направлении главы гастронома сотрудники КГБ начали ещё в октябре 1982 года, однако как доказать факты огромных взяток, было пока не известно. Отметим, что сотрудников МВД к делу не привлекали. И вообще, дело велось в режиме строгой секретности.

В ноябре 1982 года в рабочем кабинете Соколова установили прослушку. Сам директор находился за границей и не мог знать о произошедшем. Тем временем кагэбшники устроили «короткое замыкание» в магазине и, пока ждали электриков, поставили всю нужную аппаратуру.

Спустя месяц его задержали в рабочем кабинете. Через два десятка лет бывший сотрудник КГБ, который был при этом, рассказывал, что крепко сжал руку Соколова и вывел из-за стола, чтобы тот через тревожную кнопку не вызвал охрану. Только тогда ему сообщили о санкции на арест и стали проводить обыск. Рассказать, откуда взялись в кабинете конверты с деньгами, а также назвать точную сумму он не мог.

Когда Соколова привезли в СИЗО в Лефортово, он сохранял спокойствие. Был уверен, что высокопоставленные друзья помогут. Но чуда не произошло, и он заговорил. Первые признательные показания уже бывший глава «Гастронома № 1» дал через пару недель после задержания, в середине декабря 1982 года. Ему внушали, что сотрудничество со следствием зачтут при вынесении приговора. И Соколов был уверен, что получит небольшой срок и выйдет на свободу.
Благодаря, в том числе, его показаниям за взяточничество и хищение государственного имущества арестовали 174 должностных лица. Среди них руководство «Новоарбатского», гастронома ГУМа, Мосплодовощпрома, «Диетторга». Общий ущерб, который причинили государству, по документам, три миллиона рублей.

Фото: © РИА Новости/Валерий Шустов

 

Суд
Подробности дела засекречены до сих пор. Неизвестно даже, какую сумму нашли при обыске дома у Соколова. Так, одни утверждали, что он переправлял все деньги наверх и хранил у себя лишь незначительные суммы. Другие уверяли — десятки тысяч рублей наличными, а также множество драгоценностей и облигации.

Дело слушали в закрытом порядке, начиная с сентября 1983 года. На суде, как позже писали в СМИ, Соколов по тетрадочке зачитывал имена высокопоставленных партийцев. Якобы он вёл строгий учёт — кто и сколько дал ему и кому и сколько он должен передать.

Приговор ему вынесли в конце 1983-го. Отметим, что по каждой из статей, по которым судили бывшего директора гастронома, максимальный срок наказания — 15 лет с конфискацией имущества. Никакого расстрела за это не предполагалось. И тем не менее Соколова приговорили к высшей мере.

Одного его заместителя, И. Немцева, приговорили к 14 годам, другого, А. Григорьева, — к 13, В. Яковлева и А. Конькова — к 12. Руководитель одного из отделов Н. Свежинский получил 11 лет лишения свободы. Кроме того, в КГБ доказали, что основные транши взяток проходили через Николая Трегубова. Он получил 15 лет.

Приговор в отношении Соколова привели в исполнение 14 декабря 1984 года. Самого Андропова к тому моменту почти год не было в живых: он скончался ещё в феврале.

Автор: Алена Шаповалова

Источник: https://life.ru/t/%D1%81%D1%81%D1%81%D1%80/1129914/ghlavnyi_po_diefitsitu_za_chto_prighovorili_k_smierti_diriektora_ielisieievskogho

print
800